среда, 22 ноября
Расширенный поиск
Вход для клиентов
Регистрация клиента

Авторизация

 

Предложить акцию

Ваше имя:
Email:
Сообщение:
:
 
Акции!


"Держи вора" или что-то не так в государстве Московия | печать |
14.09.2016 г. 10:55
Днями СБУ задержала 106 воров в законе, организованно направляющихся на похороны своего украинского кореша, умершего от передоза. Совершенно неинтересная, я бы сказала, на фоне войны и растущей российской агрессии, информация, если бы, не одно «но». Если бы Россия не была ОПГ «Озерки» государственного масштаба, а Путин в своей деятельности не опирался и не искал поддержки воровского мира. Особенно в начале своей портфеленосной карьеры. О темных пятнах, оставленных криминалом на жизни вождя Московии, знают редкие, чудом оставшиеся в живых, выходцы из 90-х.
90-е, это когда малиновые пиджаки, волыны, битые, подкрашенные, старые «бмвухи» для рисовок, золотые цепи и распальцовка. В Украине это тоже было. Мы и этим переболели. И у нас есть народные избранники, которые имеют хвосты из 90-х, и так же, как и Путин, в начале карьеры опирались на деньги воровских общаков, вели с них «приватизацию» предприятий и поднимались по карьерным ступеням, двигаемые невидимыми ниточками так называемых «тяг». Криминально-ментовских схем. В России все это было, есть, но приобрело масштабные и угрожающие очертания, и воровской мир стал государством.

В России престижно иметь ходку (сидеть в тюрьме), бизнес и криминал имеют общих хозяев и общий общак, а воры в законе влияют не только на политику внутри страны, но и на геополитику. Чиновники всех уровней государства Московия владеют шикарным воровским жаргоном, и даже в общении с плебсом в государственных кабинетах «ботают по фене», используют бандитский жаргон. В соцсетях Украины, как и медиапространстве, задержанию не придали значения. Более того, даже сделали замечание СБУ, мол, это дело МВД, задерживать воров, хоть в законе, хоть и коронованных, а не сотрудников, обязанных блюсти безопасность державы. Но, тем не менее. Операция прошла успешно, и наделала много шума в СМИ РФ.
В Украине эту новость заметили и обговаривают выходцы из Донбасса, который в плане влияния и управления территорией всегда был и есть похож на криминальную Россию. Улыбаются, знающе перемаргиваясь.
Дать право ментам задерживать воров в законе - это обречь операцию на провал. С далеких, я думаю, дореволюционных времен, окончательно подытоженных сталинизмом, вертухай, вор и терпила, это ячейки одного общества, звенья одной цепи. Я видела это на Донбассе. Сотрудники тех, старых правоохранительных органов, которые, к сожалению, еще не настолько очищены и пролюстрированы, не будут кусать руку дающего. Это факт. И воровской закон. Но, вернемся к значимости процесса, а не к его фигурантам.
Как получилось, что 106 воров в законе РФ, граждан РФ организованно попали в руки украинской Службы Безопасности? Возможно ли это в условиях гибридной войны без заинтересованности… русской стороны? Конечно, нет, мы же не дети, чтобы не видеть очевидного. Нет, что вы, я ни в коей мере не намекаю, что наши СБУшники сработали в связке с ФСБшниками. Здесь имел место четкий и грамотный слив информации. А значит, он был нужен именно русским. Чем это обернется? О! – многозначительно улыбаясь, ответят те, кто пережил 90-е и криминальный Донбасс,- полным переделом воровских общаков, территории, установлением новых паханатов РФ, а значит, полным переделом сфер влияния и, возможно, устранением ненужных людей, политиков, журналистов РФ. Россия, похоже, находится на грани большого шухера, и я бы не сказала, что связан он с Украиной. И снова два варианта: или Калигула, или Калигулу. Думаю, что российский паханат быстро сообразит, кто его слил в руки украинских служб безопасности. А месть воровского мира, это вам не игры в войну на территориях соседних государств. Русский мир он беспощаден – даже к русскому миру.

Вспоминая войну. Или с Днем рождения, кума!
Личное. Не литературное. Для старых друзей и подписчиков. Кто помнит, как все начиналось... Признаюсь все же. Не терпится. Или, как созвучнее мне сейчас, кортыть. Сегодня у меня двойной праздник. Надцать лет назад в маленьком, сельском хуторе возле города Гуково Российской Федерации 24 августа родилась тогда еще гражданка РСФСР, но уже, я уверена, патриот УССР и Украины в будущем, моя кума. Мы с кумом родились с разницей в один год, и, соответственно, на пять и на четыре года раньше кумы. Как раз напротив ее места рождения. В городе Свердловске Луганской области. Тогда еще УССР. Так мы росли и взрослели. Не подозревая, что придет время и… Ну, в общем, достаточно повзрослев для самостоятельных решений, кум на хутор под Гуково попал чисто случайно. Он чуть профтыкал на дороге, когда ехал от друга. Приехал в хутор. Увидел куму и вспомнил (со слов обвиняемого записано верно) что он на чужой стороне, а значит, захватчик и надо брать пленных. Хотя куме больше нравится «полонянка». Поэтому она называет себя русская Роксолана.
Когда кум привез русскую невесту в семью, ее приняли настороженно. Ну, знаете, были на Донбассе свои предубеждения, типа, московская белоручка. Когда кума рассказала, что у ее семьи 7 свиней и 5 коров, и она с 6 лет доит, умеет делать тушенку, паштет, и сыр, родители кума (а они родом со Сватово), - выдохнули, - наша рідненька. И установили в молодой семье закон. Жена всегда права. То есть при семейном конфликте кум всегда выгребал от своих родителей. На русской стороне, то есть родители кумы, узнав, что сваты селяне, а жоних шахтер, стратегически сказали, - беги, дочка, от нашей нищеты в Украину, может и нас на старости прокормишь (как знали). И установили правило. Муж в семье всегда прав. Поэтому в случае семейного конфликта кума выгребала от своих родителей. Они купили дом в селе, географически и киллометражно ровном между обоими родителями, которые приезжают к ним исключительно по-праздникам. Туда же съезжаются все остальные родственники, включая нас. Поэтому в центре двора стоит стол 15 метров длинной и три мангала.
Когда зашла речь о гражданстве, то в их семье этот вопрос быстро решила живущая в хуторе под Гуково мама кумы. Звучало это коротко «непуйтебетутделать». И кума стала гражданкой Украины. И какой! Сначала она рыдала, что не понимает родителей кума (они Сватовчане, то есть сильно украиноязычные). Но быстро выучила язык любви «мамо, тату, щас буде, пырижкы». Потом она рыдала, как же она поймет детей, если они будут учиться в украинской школе. А потом радовалась, что выучит, наконец-то вместе с детьми украинский.
Сейчас она знает русский, шахтерский-матерный, украинский, армянский и ассирийский. У нас просто друзья армяне и ассирийцы были. Поэтому говорит на суржике.
Я с утра нервничала. Набиралась сил. Чтобы не зареветь. Ведь 18 лет вместе. До войны. Со дня рождения моей дочери Влады мы в этот день всегда были за одним столом. Сколько прожито. Пройдено. Выстрадано. Наготовлено. Съедено. Выпито. Придумано рецептов. Испорчено кастрюль. Нахохотано. Наплакано. Обижено. Прощено. Рассказано. Ой, а натворено сколько (бедные наши терпеливые мужья). Каждое наше приключение - это история. Роман. Пьеса. Мы даже детей рожали так, что вспоминая, рыдали. От счастья. И осознания собственной катастрофичности. И война. Одна на двоих. Вернее, на троих. Из большой кумовской семьи нас осталось три кумы-украинки. Я, рожденная в Свердловске и две кумы, рожденные в России. Я долго набирала номер. Связи с селом почти нет. Оно под самой границей. Длинные гудки. И, наконец-то, родной голос. Ну, конечно, мы пытались пару минут сделать вид, что все хорошо, но…
Я сорвалась на «Моя рідна, вітаю тебе з Днем народження України та твоим народженням». Она сорвалась на: «Щиро дякую. Слава Україні»... Моя книга «Все будет Украина или истории из зоны АТО», это мы. Как есть. Ну, чуть-чуть приуменьшенные. Травмировать читателя полным Армагеддоном было стыдно и страшно.
Когда начались обстрелы, мы боялись. Сильно. Очень. Мы, конечно, понимали, что военным нужно отстрелять эту нечисть, оккупировавшую нашу землю, но все равно было страшно. От страха мы делали глупости. Большие. Маленькие. Смешные. Ну, вот почти все посты в ФБ я тогда писала из-под стола. Да. Мышкины сказки, так называются, потому что я мышка в норке. И кума сидела под столом. На другом конце города. В селе. Это была ее норка. Возле ее дома террикон. На нем гаубицы. Возле моего дома террикон и на нем гаубицы. И возле дома третьей кумы террикон. Да, и на нем гаубицы.
Чтобы мне не было страшно, муж закрыл окно железным листом. 5 мм. Эта была крутая броня! У кумы два листа по 2 мм. И мы верили, что их не прострелят. И мужья нам не признавались. Ну, в том, что это всего лишь плацебо. Плацебо от войны. А мы верили. Мы сидели под столом. Чтобы свет монитора не просвечивался в окна, чтобы пуля не влетела, чтобы… В общем, в норке. Каждая в своей. И писали друг другу письма. Или смски. Или звонили. Так было не страшно. Рассказывали истории. Вспоминали наши приключения. Оказалось, что наши записи, рассказы, размышления, стали важны всем. Оказалась, что тогда вся Украина (образно, конечно) сидела под столом, в норке и всем было страшно.
Много не опубликовано. Многое еще нельзя публиковать в целях безопасности. Многое казалось не важным. Не нужным. Не творческим. Наивным. Не достойным читателя. Сейчас эти воспоминания уже важны мне. Лично мне. Как единственное, что связывает меня с тем миром. В июле 2014 года, когда нас полоскали ГРАДАми россияне со стороны родного для кумы Гуково, я, сидя под столом, написала «Разговор с кумой». Он не претендует на высокий слог. Просто это было важно тогда и для нас. Поймите и не судите. Да, и с днем рождения, кума! Разговор с кумой. Июль 2014 года.
Ночью под столом мы не пили ром и не балдели от «Битлз».
Ночью под столом мы мечтали о том, что будет мир и враг будет разбитый.
- Нет, ну, что ты, мы мирная страна и ни кем не воюем.
Просто, если выживем, то, кума, я тебя расцелую.
Глупо пить кофе и сидеть под столом уже скоро 12-ть.
Я не устала, нет, и не ворчу, и не будем мы расставаться.
Я не кладу телефон. Я знаю, мой голос тебе очень нужен.
Я не плачу и не срежусь. И то, что голос хрипит, да он просто простужен.
Нет, мне не страшно, и я не боюсь, ведь это стреляют наши.
Как ты можешь не верить, что снаряд не туда ляжет.
Знаешь, ведь это не мы здесь войну развязали.
Те, кто здесь воровал, теперь нас в заложники взяли.
Да, снаряды свистят, битый час
И мы с тобой под столом сидим в зале.
А ты представь, что мы в кино или поезд ждем на вокзале.
Едем куда? Да в Берлин, чтобы немецкого пива напиться.
Нет, не хочешь. Хочешь в Ниццу и Рим,
а потом в Полтаву и в Липецк.
Ладно, кума, я с тобой, хоть в кино, а хоть в бой.
Нас война повязала.
Полтава-то ладно, А в Липецке, шо за кино?
А хочешь написать на стене «Украине Слава».
Ну, дался тебе тот Липецк. Давай в Москву.
Там брусчатка и Путин.
Я знаю, эту войну, мы с тобой никогда не забудем.
Ночью под столом, мы не пили ром и не балдели от «Битлз».
Я говорила куме, что мы никогда не умрем и не будем убиты.
Мы с ней в ФБ и на нас смотрит вся Украина.
Миллионы глаз молятся за нас прикрывая нам спину.
-Слышишь, кума, а ведь война всех нас породнила.
Да, -говоришь мне,- я русская, да? Но будет все Украина!
Просто ты напиши там для всех воюющих от души,
чтобы жить по-другому,
нужно стрелять не в нас, а по Белому дому.
- А причем Вашингтон?
- Да, какой Вашингтон. Я про Думу и Раду.
Путин, конечно, хло, но и за наших подумать бы надо.
Ефремова в копанку. Ахметова над ним вертухаем.
-Я не поняла, кума, а шо за базар?
-Да, я стала другая!
Мы все изменились в этот террор,
Кто-то ранен в упор, а кто-то в душу наполовину.
Мы будем предателей теперь бить в упор
Друг другу всегда прикрывая спину.
-Офигеть, кума, ну, дела, ты же курицу зарубить не можешь!
-А я ее Путиным назову, а ты придешь и поможешь!..
Вот так мы и сидели, слушая музыку Ада.
Даже на войне, даже под столом оставаться сильными надо.
Держать нить, держать связь, даже воздухом дышать единым.
И мы выживем, слышишь, кума и Будет все Украина!

С чего начинается Родина?
Я сидела в прохладном коридоре Каневской миграционной службы. На улице +40, а здесь прохладно, уютно и пахнет не офисным кофе, а чем-то нежным и легким. Я догадываюсь, что в открытое окно днепровский ветерок заносит запах пышно цветущей спиреи, в кустах которой близлежащие здания буквально утонули. Подходя к миграционной службе, я задержалась, окуная лицо в белоснежную пену этих цветов. Мне было страшно, и я пыталась сдержать волнение. 45 лет. Нужно вклеить фото в паспорт. Всего-то дел. Если бы не... Если бы не тысячу "не". Я в 800 км от своего дома. Кутаюсь в присланный друзьями палантин, держу в руках присланную друзьями сумочку и свой потертый, с заломленными краями паспорт. Паспорт — это то немногое, оставшееся у меня с довоенной жизни. Я — беженка. Вернее, переселенка. Нас так называют, чтобы скрыть неудобное, неуютное чувство войны, будоражащее страну.
Поход к чиновнику в паспортный стол в моем Свердловске Луганской области — это целая моральная проблема. Даже травма. Нахамят — сто процентов. Ты будешь стоять в очереди в никуда, а потом окажется, что тебе в другое окошко, и начальник занят, и бланки, которые ты заполнила, — это старые образцы, а уже год, как введены новые, но их нет на стенде, и все ушли пить кофе, и ты ненавидишь его запах, запах офисного безразличия, и… В общем, нервы для посещения луганских чиновников нужны были крепкие, связи -- долгие, запас времени или 200-гривневая купюра секретарю. Но как быть в еще чужом для тебя городе? Да и беспокоил меня сам паспорт. В 2014-м, спасаясь от обстрелов из России, мы бежали к родственникам в Россию. Пересекали границу Луганской области в уже не работающем с украинской стороны КПП "Гуково". Это самое ближайшее КПП к моему месту проживания. Мы ехали туда, а навстречу нам — танки, ГРАДы, БТРы, военные. В общем, все то, чего у нас "нет". Работник таможенного контроля РФ, без каких-либо эмоций, слов, вопросов, просто подрезал мне фото на первой странице. Я ойкнула "зачем?", но мой вопрос повис в воздухе. Видимо, нас, жителей приграничья так метили или делали все, чтобы мы не смогли покинуть место нашего заключения. Я не знаю. За время войны паспорт там, в оккупации, был единственным, что, как тонкая нить, держало с Украиной. Мы, те, кто не ждал Россию, верил в Украину, очень боялись потерять или лишиться этой нити. Очень боялись принудительного обмена паспортов на "лыныровские". Кто мы будем тогда? Враги? Коллаборанты? Манкурты? "Русские" люди уже жгли свои синие паспорта и получали что-то красное, где значилось "станица Козицинская Ростовской губернии". Это был сюр. Это был Ад. И вот вдалеке от малой родины меня снова накрыло страхом. Страх перед чиновником, страх оказаться чужой, страх…Война наполнила нас страхами, смешными и непонятными для тех, кто не видел ее. В миграционной службе (паспортном столе) не было никого. Я подала документ, пояснила, что достигла возраста для вклейки паспорта и… — От, це тільки чоловік міг таке вигадати. Нє, ну, скажіть, хто ж жінці нагадує про вік. От вам і не даш вашого віку. А паспорт скаже, — смеется паспортистка. — Ой, — она видит мою прописку, а я после этого "ой" сжимаюсь, я не готова ни к хамству, ни к бегу по кабинетам, ни к холоду этих коридоров, — ви звідти? Бідненькі. Та сидайте, сідайте, я зараз усе вам підготую. Як ви? Прижились у нас? Може щось потрібно? Та у вас дітки, — листает паспорт, — виїхали з вами? От добре! Ох, рідненькі наші, натерпілись. Ну, все, все закінчилось. Канів стане вашою домівкою. Ви така гарненька, ой, а на фото як вийшли, красуня! Сідайте, зараз я все зроблю! Я не сажусь. Скорее, цепляюсь за скамейку. Вот и к этому мы тоже не готовы. К вежливости, к "родненьким", к сопереживанию, к человечности. Работник паспортного стола зовет меня заполнить бланки и, естественно, задает вопрос об испорченной странице. В принципе, этот подрез не сильно заметен, но это ведь паспорт. Поясняю, как было. Женщины бледнеют. — Боже ж ти мій! Це ж вони спеціяльно, щоб заручники були. Щоб потім, якщо буде потрібно, не випустити навіть в Росію. От тварюки, прости Господи! Фашисти! Больше вопросов нет. И холод помещения — уже не холод, а приятная прохлада. И повсюду запах цветущей спиреи, нежный, легкий, как дымка. И свежеть Днепра. Еще непривычная и волнующая. Жду! В помещение миграционной службы заходят два парня. Получать паспорт. Молодые, красивые юноши. В футболках, с рюкзачками. Непривычно обыденные, как для ситуации. Я помню, как я, мама, с нетерпением и восторгом ждала, когда из дверей паспортного появится моя старшая дочка. Она получила паспорт за год до войны. Цветы, фото, поздравления от родных, праздничный торт. Да, для нас это был праздник. Такой же, как и рождение ребенка, его регистрация как гражданина, это все важные этапы нашей жизни. Нашей жизни в стране. Мальчишки быстро расписались в документах. — Ще одна непотрібна бумажка, — сказал один. — Та ну, чого непотрібна? Права отримаєш. — А, ну то тільки, щоб права отримати. А так, що з того? — А за кордон поїхати? А на роботу? Та паспорт завжди потрібен, — убеждает его друг, смеется. — А одружитись? — Та я розумію, тільки ж все одно… Я не выдержала. Подошла и, улыбнувшись, сказала просто: — Я бачу, що ви отримали паспорт громадянина України! Вітаю, хлопчики. Від усього серця. Це дуже важлива подія у вашому жітті. Я з війни. Там за право бути громадянином України вмирають. Тож я бажаю вам побудувати найкращу державу у світі та здійснення усіх ваших мрій. І миру. Хай батьки пишаються вами. В этот момент подошла паспортистка и тоже поздравила ребят. Искренне. Прямо светясь изнутри. Ребята слегка засмущались. Поблагодарили. Потом тот, второй, который уговаривал друга, рассказывая о привилегиях владельца паспорта, вдруг сказал: — Це, правда, дуже приємно, що ви нам побажали, ну, щось сказали нам. Але, якщо б ми були потрібні державі, то вона б зробила не просто видачу бумажки, а урочисте свято. Щоб ми знали, що є кому за нас радіти. Мне нечего было им сказать. Когда они выходили из помещения, я услышала: — З війни! То не наша війна! Второй мальчик снова оборвал друга: — Ти ж бачив, як вона переживає, може натерпілась жінка. Аж сльози в очах стоять. Хоч би сюди не дійшло усе це… Мне вручили паспорт. Девочки нашли для меня много теплых слов. Главное из них было: — Ви тепер наша, канівчанка! То все у вас буде добре! А я вспоминала, как в парламенте Эстонии видела кучу детворы. В нерабочие дни там экскурсии. И можно сидеть в кресле спикера и жать кнопки. И истории лидеров их нации смешные, грустные и великолепные, рассказывают без пафоса, а обыденно, как о родственниках. И история страны пропитана подвигом ее граждан. И паспорт вручают с гимном, торжественно. И слезы родителей. И гордость детей. Они — страна! Они — нация! Единство. Единение. Осознание личности. С первого шага во взрослую жизнь. Как нам этого не хватает. Все эти 25 лет мы живем на разных полюсах. Мы, граждане и страна. Война. Страшная война только вот начала делать из нас что-то похожее на государство. Волонтеры, солдаты, патриоты, люди Украины буквально сшивают ее любовью и заботой. Ребята с украинскими листовками в оккупации ночью крадутся, как подпольщики, они ведут борьбу за право жить в Украине. Надписи на заборах "Луганск — это Украина". Это сюр, сюр, за который умирают каждый день. Сюр, когда расстреливали за отказ принять присягу "ЛНР". Сюр, когда били луганчан, стоящих у памятника Шевченко в марте 2014-го. Сюр, когда текут слезы, которые размазывает по лицу ветер, а мы летим на машинах в колонне автопробега "За единую Украину", а в нас летят камни. А над нами флаги. Наши украинские флаги. Мы относимся к стране, как к чему-то обыденному. Ну, как к воздуху. Дышишь — и все. Не задумываясь, почему он есть. Он есть — и достаточно. А когда там, в зоне беды, мы каждый день бежали к Интернету, чтобы узнать, где мы: в Украине, в России, в "ЛНР". Было страшно. Страшно потерять страну. Я думаю, что 25 лет достаточно, чтобы перестать быть совком и стать Государством. Знаете, быть государством трудно. Это как каждое утро пропалывать свою планету, вырывая баобабы, чтобы они ее не разорвали. Улыбаться людям. Желать здоровья. Благодарить. Убирать за собой мусор. Бить зарвавшегося чиновника по рукам. Это быть страной. Сажать цветы у дома. Помогать армии и бездомным. Пригреть щенка и помочь пожилому человеку. Это тоже быть страной. И перехватить топор у того, кто рубит лес, и забрать лопату у того, кто моет янтарь. Это тоже быть страной. Страной быть трудно. Я знаю. И очень важно стране благодарить своих граждан за труд, налоги, создание рабочих мест, победы на конкурсах и Олимпиадах, за знания и позицию, за помощь и сострадание. Но как же это важно, чтобы быть страной! И паспорт гражданина Украины гражданин Украины должен получать так, чтобы душа пела, наполнялась гордостью и стремлением, свободой и любовью. И пусть мамы плачут. От счастья. Как при рождении. И папы по-мужски благословят детей. И шарики, и букеты, и селфи с паспортом. И Гимн Украины, и шелк Флага над головой! Как же это важно, чтобы осознать. Как же это нужно, чтобы быть! Страна, наша маленькая страна должна повзрослеть и стать Страной. А мы должны стать Гражданами. Война нас многому научила. Слишком многому и слишком дорогой ценой. Поэтому давайте взрослеть вместе. Ведь мы и есть страна!

Олена Степова
« Бердянський порт встановив рекорд розвантаження вагонів   Бердянська ОДПІ повідомляє »

Компания дня
Лучшие комбикорма, БМВД, концентраты и кормовые добавки для с/х животных и птицы.
       ТМ "BEST MIX"


  Подробнее...



Курс валют:
Курсы наличного обмена на сегодня



Яндекс.Погода



Ваше мнение

Предложить тему опроса

Ваше имя:
Email:
Сообщение:
:
 



Популярные фирмы

"ВИДИБОР" - новый комплекс гостиничного типа на дальней бердянской косе. Номера ЛЮКС! - Украина, Запорожская, Бердянск.

Любители комфортного летнего отдыха на Азовском море, получат все то, о чем мечтали в ожидании до

69210 Просмотров с 04-07-2010
Коттедж "VERA" - люкс" - 2011г. Элитный отдых на Азовском море. - Украина, Запорожская, Бердянск.

 

Уровень VIP отдыха - расположен на берегу открытого Азовского моря в рекреационной

57427 Просмотров с 20-05-2010
База отдыха "ПОСЕЙДОН" - выбирайте лучший отдых на Бердянской Косе! - Украина, Запорожская, Бердянск.

Город-курорт Бердянск не даром завоевал признание у туристов как один из лучших курортов для морс

54212 Просмотров с 20-06-2009
Частный пансионат "ЕЛЕНА" - лучший отдых в Бердянске по доступной цене! - Украина, Запорожская, Бердянск.

Выберите для себя отдых на Азовском море и желая сделать его лучшим, незабываемым и эффективным п

53472 Просмотров с 13-05-2009
«Aleks Club» - элитный оздоровительно-развлекательный комплекс в Бердянске. - Украина, Запорожская, Бердянск.

В структуру комплекса «Aleks Club» входят: бар-ресторан «

49311 Просмотров с 24-09-2009




Яндекс.Метрика






RSS-лента новостей
Галерея




Новости Товары и услуги Бердянска
Отдых в Бердянске Частные объявления
Работа Сервисы
Форум Фотогалерея
«БИМП» 2009 © Все права защищены.
При использовании материалов веб-сайта,
ссылка на bimp.com.ua обязательна!
Адрес:
71116, Украина,
Запорожская область, Бердянск